Дружба как дружба.

Дружба всегда была сложным понятием.

Про мужскую дружбу всё ясно. Всегда быть рядом в тяжёлый момент, подставлять плечо, заступаться, проходить вместе через огонь и воду… А вот когда дружат мальчик и девочка..

Так случилось..давно уже, наверное, сто лет назад. В моей жизни появился человечек. Смешной, веселый, с мохнатыми ушами и обезоруживающей улыбкой. Появился во второй раз.. потому что он уже был в моей жизни, но он был моим тренером по рок-н-роллу и из той части своей жизни я помню только бабушкин рассказ о том, что когда она повезла меня на соревнования, мой тренер, Дима, сказал ей, что я очень красивая девочка и клятвенно обещал подождать, когда я вырасту и обязательно на мне жениться. Я не помню, а слова бабушки к делу не пришьешь,J да и Димка потом отрицал, конечно же.

Во второй раз он появился в метро, точнее это я там появилась.. и увидела его и поздоровалась, а он (с его слов) подумал: “какая девушка симпатичная, жаль не помню кто она и откуда”, но виду не подал и стал со мной общаться, как будто сто лет меня знает и даже до дома проводил и номер телефона выяснил. Я ему его прям на паспорте написала на его старом. (он мне в этом году (в 2008) сказал. что нашел недавно тот самый паспорт)

И ушел. А через два дня звонок : “Привет это Дима, ты дома?”, “Дома.”. “Можно зайду?....” “Ну..заходи.”

Заходит.. грязный, с разбитым лицом и порванной курткой. На меня напали, говорит, у вас тут недалеко, деньги хотели отобрать, но фиг я им дал. Умыться можно?

И улыбается, довольный… я в шоке… “Ну конечно, чай будешь..с вареньем?”

“С Вареньем?!!!! С вареньем БУДУ!”

Вот с того варенья мне кажется, все и началось… когда Димка увидел банку, лицо его стало сияющим как у Карлосона.

Он сел за стол взял ложку, засунул в банку и стал рассказывать…

Последний раз мы пили чай с вареньем 21 декабря 2008 года…

Если бы я знала, что вижу тогда его в последний раз в своей жизни…..

Так и повелось… беседы за чаем, а между ними…

Дима был просто в ужасе узнав, что я никогда не ходила в поход, не знаю, что такое горные лыжи, не могу произнести слово “виндсерфинг”, я даже за городом зимой не была ни разу к своим 18 годам. Его глаза тогда… да, сказал он задумчиво, ты какая-то совсем необычная, я таких раньше не встречал. Ну и он решил меня “исправить”.

В конце января 2000 года я попала в больницу с каким-то там воспалением, на выходные меня отпускали домой, вот в один из выходных мне позвонил Дима….

…и увез меня в Сергиев Посад, поставить меня на лыжи и первый раз в баню сводить. Это было что-то с чем-то!!!! У меня был культурологический шок, когда я увидела горы в снегу и людей, много людей и у всех лыжи!!! Я спросила Диму: “А откуда они все про это знают?” …Весь день я отчаянно кувыркалась на склоне, а когда мои ноги разъезжались в шпагат или еще как-то заворачивались при падении, Дима вытаскивал фотоаппарат и начинал увлеченно щелкать: “Надо же, никогда не видел, чтобы в таких позах валялись на склоне..” Про себя я тихо материласьJ А потом вечером меня замерзшую привели в баню… Я зашла в парилку и сказала: “Как в этой комнате тепло!!! Я здесь остаюсь!” Потом, когда Дима начал парить кого-то веником я сказала : “Дим, только этой штукой ты меня не бей”. Он говорит, тебе понравится, отвечаюJ

Потом сотни раз Дима бил меня веником, однажды даже так усердствовал, что выбил мне позвонок.. Потом была долгая возня с возвращением этого позвонка на место, а то я не могла дышать.

В Сергиевом Посаде мы жили с Димкой в одном номере, там было очень холодно, и мы, чтобы согреться, не спали..а… болталиJ почти всю ночь. Тогда узнала об удивительной способности Димы засыпать на полуфразе. Меня удивляло в нем все.. он был совсем другой для меня, как будто с другой планеты. Говорил о таких вещах, о которых я даже не слышала. Я даже не могла и предположить, что пройдет совсем немного времени, и мы станем понимать друг друга без слов. Мы, оказывается, глубоко внутри видели мир одного цвета, просто внешняя оболочка отличалась. Когда я в понедельник вернулась в больницу, у докторов глаза на лоб вылезли, отправляли на выходные бледную, больную, а вернулась, с горящими глазами, с румянцем во всю щеку и здоровая. Меня тут же выписали.

А потом был март и мой первый Димкин день рождения в Солонцово, там было очень много народу, он даже сказал, что сможет себе такое позволить второй раз, наверное, только на свадьбу..

Димка тогда влюбился и, добрая душа, чтобы не бросать друга в одиночестве нашел и мне любовь.. Да так метко.. Эх Димка, Димка…

Ну да что уж, правда есть правда.. самой первой своей сумасшедшей любовью, как это ни странно звучит, я обязана моему Димке.

А потом мы долго жаловались друг другу на несправедливость жизни, когда все было плохо или наоборот, глупо улыбаясь, рассказывали как мы счастливы..

Порою наши половинки ревновали нас и недоумевали, ну что такого эти двое могут рассказать друг другу, чего нельзя поведать остальному миру.

И наступило лето, и мы поехали в Ейск, и я познакомилась со всеми Жихарскими – мужчинами сразу…и с серфами, парусам, гидриками и прочими такими штуками.

Я долго обалдевала, какие они.. одинаковые все. У них у всех какая-то искорка такая неуловимая, хочется быть почаще рядом. Заряжаться. Димка пытался научить меня плавать, ну или хотя бы нырять, чтобы можно было меня поставить на сёрф, а Женька пытался научить меня водить Лёнину машину. Было весело…

У меня как будто появилась еще одна семья… без определений - “брат”, “дядя”…, просто семья. Ох, и злился же на меня “дядя” Лёня, когда я его так называла J ))))))))) но когда у меня случился солнечный удар носился со мной как мать родная, а Димка все приговаривал: “Ох, принцесса на горошине, никогда тебя в поход не возьму!”

В 2008 году нарушил-таки свое обещание, взял!

И еще Димка научил меня пользоваться интернетом и собрал первый мой в жизни компьютер. И долгое время было так, что дать кому-то другому что-то перенастроить в моем компьютере, это прям, изменить Димке.:)

Вернулась я из той поездки с полностью перевернутым сознанием.

А летом было Пирогово.. и эта моя новая любовь.. поляны эти. И дубрава, и манная каша с утра, палатки и длинные ночи, и разговоры не о чем и о самом важном сразу. Впервые увидев это чудо сооружение, которое называлось “домик”, я спросила Диму: “в этом(!) надо спать????”

Он сказал: “Да! В спальнике, причем без одежды, иначе замерзнешь!”

Я сказала: “Вот еще! Буду спать в одежде” И легла. Я упрямая. К утру я замерзла так, что не могла перевернуться на другой бок..

Дима решительно залез ко мне в спальник, стянул с меня штаны……J он вообще всегда меня переупрямливал.

И когда девицы, которых Дима привозил в Пирогово, надували губки и говорили так же, что, мол, голая не буду и все такое, я радостно хихикала и говорила: и не надо, мне больше достанется!

Я просто знала в чем фокус;)

Девицы Димины не верили, что мы – ДРУЗЬЯ!

Часто многие не верили…

Потом, много вёсен подряд мы строили вместе с Димкой этот самый домик.. однажды, даже как-то совсем вдвоем, никто не смог приехать, а Димка ждать не хотел и мы вдвоем поставили домик, он сажал меня на плечи и я вставляла штырёчки крыши в основание. Нам, конечно, не поверили, что мы вдвоем справились, решили, что Димка как всегда сочиняет, но могу подтвердить – вдвоем поставили!

14 октября 2000 Дима купил запорожец. Это было событиеJ Прав у него не было, водил тоже не очень, но энтузиазма было много и еще он всегда торопился везде. Поэтому ездил он быстро.

Когда на душе было хреново, по разным причинам, я садилась с Димкой в его запорожец, и мы ехали кататься по ночной Москве. Помню, был случай, мы “летим” по Фрунзенской… на спидометре около 100 км/ч, на светофоре стоит парень, он провожает нас взглядом, я смотрю в заднее стекло, он в след нам поднял два больших пальца…круто!...

в обычном своем состоянии, когда все хорошо и чудесно, ездить с Димой я не могла…

Осенью мы ездили в Питер.

Практически зайцами… ходили по вагонам и долго сидели в вагоне-ресторане. В Питере Дима меня отвел в свою любимую чебуречную, в свой любимый зал в Эрмитаже, на любимую набережную канала и в пельменную. Было здорово! Ночевали мы у каких-то друзей в заброшенном доме, и еще Дима пытался научить меня перепрыгивать через турникет в метро… у меня плохо получалось. Он вообще всегда твердил : “Принцесса ты, Алёна, на горошине..”

Как-то в одну весну Димин день рождения прошел очень тихо и незаметно. Он сначала не хотел праздновать, а потом через месяц вдруг захотел. Причиной была моя подружка, в которую он был тогда влюблен. Ему нужен был повод, чтобы пригласить её в гости. Он придумал повод. Попросил меня сказать ей, что у него день рождения. Я сказала, новость быстро разошлась по нашим друзьям. И Дима обнаружил у себя на Юго-Западной народ с тортом, подарками и шариками. Помню, он краснел, когда его поздравляли, потому что он честный такой весь, но все равно ему было жутко приятно. Я так и не раскололась, и часть людей так и считала, что у Димки день рождения 10 апреля. Он даже потом подвел под это историю, что в каком-то походе он ушел на байдарке под лед, и его вытащили и это было как бы его второе рождение.. и было это примерно в тех числах.

Ну так и решилиJ

Одно время мы с Димкой ходили на Арбат танцевать хастл. И постоянно спорили. Я не считала это танцем. А Димка считал. И еще всем меня представлял не иначе как “моя ученица”.. к тому времени я уже лет восемь танцевала совсем не то, чему меня учил когда-то Дима, но, тем не менее, он считал, что он и положил начало всем моим увлечениям танцами и вообще предопределил мою карьеруJ ))) Он так гордо всегда об этом говорил, что глупо было бы возражать, ей БогуJ

Каким-то летом в Пирогово был забавный случай, на выходных к Димке приехало много друзей и девиц. Мы пошли в Арарат. Вот кто в чем был в Пирогово после серфоф и костра, так и пошли в кафешку. Дима был в шортах-плавках и шлепках. Там мы сели за столик и ели шашлык, а в это время играла зажигательная музыка и Дима, конечно же, пошел танцевать. Девиц-то много, надо было всех впечатлить! Для большего эффекта стал танцевать со мной и уговаривать меня исполнить элементы из рок‘н‘ролла, которые я учила, Бог знает, когда. Дима настойчив, с ним проще согласиться, чем объяснить, почему нет. Ну и начали мы делать трюки, а Дима в шлепках, а пол кафельный…. Ну конечно же улетела я с очередного трюка головой на этот пол, Дима старался, чтобы я не сильно ударилась и тоже приложился.. Антошка потом лечил наши головы…

Спустя год! Летом. Заходим в Арарат купить шашлыков на поляну, а там нам : “Ээээ, танцОры пришли, слыш!”

Наше выступление запомнилось многим.

А потом любовь его разбилась, да и моя тоже со временем..и была свадьба, Лёнина, Димкиного папы, и решил Дима на этой свадьбе утопиться, потому, как не в силах он тут праздновать любовь, когда на самом деле все так плохо.. Пока шли к речке Толян тоже решил утопиться, а следом и Виталик тоже…хорошо, что все остальные напились и были не в силах топиться. А то столько мужиков я уже не спасла бы… В общем, с тремя я справилась, но Димка старался топиться больше всех других, потому что страдал он тогда.

Мы часто ездили в Питер. И там происходило много разных удивительных историй, про это можно написать отдельную книгу. Как-то поехали мы впятером: Дима и четыре девчонки. А Дима в тот период подрался с кем-то, у него был бланш под глазом и щека распухла. Он, чтобы не было видно, бороду отрастил густую. Выглядел он, скажу я вам…Так вот, прогуляли мы целый день и целую ночь и устали безумно а спать негде… Димка говорит: “Поехали на вокзал, там что-нибудь найдем” Приехали и он предложил разделиться, так удобнее искать. Пока его не было, мы познакомились с мальчиком.. он перепутал даты на билете и поезд ушел без него. Он учился в Техноложке и жил там, в общаге, мы пожаловались, что нам негде спать, а очень хочется и он с радостью предложил поехать к нему в комнату.

Хорошо, - говорим, - только мы не одни.

Что, еще подружка?!!,

Ага, подружка…..

И появляется Дима, помятый, с бородищей и фингалом. Мальчик потерял дар речи, а Димка так радостно : ну что, девчонки, нашли, где ночуем?:)

И поехали мы в эту общагу Дима, мальчик и четыре девицы:)

Новый 2003 год мы встречали в горах. И про эту поездку можно еще одну отдельную книгу написать.

И назвать ее “Условия выживания в Болгарии, если вы в компании с Димой” Там было все. И путешествия с гор на море на старой сломанной машине на лысой резине и ночевка в прокате для лыж, потому что Дима записал название места, где мы должны будем жить, а это оказалось название подъемника, и когда мы туда приехали ночью глухой там был только подъемник, избушка с пьяным прокатчиком и горы.. и звезды и снег. Нас человек 10 и бедный сонный прокатчик прижимал руки к голове и приговаривал “Божечки мои….” Положил нас спать между лыж, потому что мы уже не могли искать ничего в эту ночь. И поездка по серпантину ночью в полный туман, когда Димка гнал, потому что: - “на маленькой скорости я засыпаю”. И в последний момент успел повернуть руль, когда перед капотом увидел ограничительные катафоты, за которыми пропасть… Мы врезались в скалу, и Димка сказал: – “ну чего вы так кричите, в скалу ведь, не в пропасть же.” И еще у нас кончились деньги, совсем. И бензин. И мы были в незнакомом городе. Хорошо, что у Димы за 600 км. от этого города в другом городе были друзья болгары, он им позвонил, попросил найти кого-нибудь в этом городе, кто бы нам денег дал…

Из той поездки я вынесла два ценных знания.

1-е. Дима – это стихийное бедствие, противостоять или пытаться что-то изменить очень сложно, надо принимать всё как есть – философски.

2-е. Для Димы нет безвыходных ситуаций. Он все всегда решит. Правда вам это может стоить кучи нервов.

А еще мы везде и всегда ходили в баню. Это очень ценная привычка, потому что я была дохлятиной и умирала через полминуты в парилке под веником, а где-то лет через восемь Дима меня парил и сказал: - Всё Алён, не могу больше, тебя надо в четыре руки как минимум. Эгей!:))

Димка вообще любил здоровый образ жизни. Хоть он и казался таким экстремальным, это был абсолютно здоровый образ жизни. Он не курил вообще, пьянел с двух бокалов вина и самый сильный наркотик, который пробовал – это зерна кофейные жевал, когда спать хотел сильно ( я потом у него эту привычку перенялаJ ) –

“надо зёрен пожевать” - говорил он задумчиво глядя как за окном рассветает.

Мы все время уезжали.. то он, то я , то вместе.

В 2003 я работала за границей, и, уезжая, я все переживала, что как же я буду писать письма, я не помню русской раскладки, а там все клавиатуры на английском. Дима мне принес практически в аэропорт наклеечки с русскими буквами. Я их там наклеила в интернет-кафе и писала всем письма… может они до сих пор сохранились в каком-нибудь интернет-кафе.

На одном моём дне рождении, осенью, Димка сказал тост: “Давайте выпьем за Евклидову геометрию.”

Все в недоумении замолчали.

А он “объяснил”: понимаете, в ней параллельные прямые пересекаются.. и пути людей, которые ну никак не могли пересечься в силу того, что они очень разные, каким-то случайным образом все таки пересекаются.

Это потому что существует Евклидово пространство….

Все озадаченно выпили за геометрию.

А потом той же осенью у нас умер друг…мой ровесник, просто взял и умер..во сне. И я рыдала много дней подряд, лежа на кровати, а Дима лежал рядом на полу… не рыдал и не уходил и не говорил ничего, просто был….Тогда впервые я говорила с ним серьезно, о том, что надо беречь себя. Я ему сказала: “ Дим, у меня был Камбодж и ты, теперь у меня только ты. И это серьезно. Ты должен беречь себя, понимаешь? Я не смогу одна. Это эгоистично, я знаю, но ты должен беречь себя ради меня.”

К тому времени Дима уже вроде выкинул все запорожцы (последний у него угнали) и вроде бы, вполне искренне собрался беречь себя…

А как-то летом мы поехали в Египет, там Дима, все-таки, решил научить меня нырять. Выглядело это так : Я, в гидрике и спасике, с маской и трубкой, в воде, Димка рядом лежит на серфе, я одно рукой держусь за сёрф, другой за Димку, а он говорит : “Ну Алёночка, ну опусти лицо в воду, там внизу красиво очень, рыбки разные, я тебя держу.” И так вот держась за Димку и за сёрф, я первый раз занялась снорклингомJ )) Потом, правда, перестала бояться и мы с Димкой ныряли с масками и смотрели рыбок.

Когда мы сели в самолет, чтобы лететь обратно у Димки родился брат.

А потом я улетела в Китай на полгода, а Димка занялся яхтами, и когда прилетела, он ушел в регаты.

Мы постоянно уезжали. Но всегда были друг у друга. Я всегда знала, что Димка у меня есть.

В год своего тридцатилетия Димка в Солонцово отравил всех шашлыкомJ )) Вот нам было плохо всем. Но на Димку не наезжали, он тоже отравился, и ему тоже плохо было.

Зимы сменялись вёснами, мы жили, взрослели, менялись.

Димка женился.

Я всегда его поддерживала, даже когда его шаги было трудно объяснить. Я и не пыталась объяснить. Если ты, Дим, так решил и тебе будет хорошо – то я всегда за. Если ты ошибся, и тебе плохо, ну что же.. приходи, мы погрустим вместе. Я очень хотела, чтобы Димка был счастлив. Семья – это очень важно. Мне хотелось, чтобы у Димы она появилась. Крепкая, счастливая, настоящая. Остальное не важно.

Мы по-прежнему обсуждали все на свете. Делились друг с другом и решали, как же жить дальше.

С годами это стало легче, мы понимали друг друга с полуслова. Наверное, со стороны было забавно смотреть, он начинал фразу, а уже понимала, что он хочет сказать. Многие считали, что мы муж и жена J ) ну, как минимум, бывшие муж и женаJ ) Было забавно.

С годами я как-то перестала так за Димку бояться, может, привыкла к его базбашенности, может, поверила, что ему и правда любое море по колено.

Димка, в самом последнем своем письме написал мне : я приму тебя любую… Я никогда этого ему не говорила, но это было именно так. Я не осуждала и не оценивала. Дима, такой, какой он есть, и я просто принимала его таким. Радовалась или огорчалась, злилась или смеялась,… но мыслей о том, что его надо поменять, что надо заставить делать что-то “правильно”, “как все” у меня не было.

Я переживала иногда, что мой стиль жизни, работы и всего прочего не вписывается в общие рамки, а он мне говорил – меня часто осуждают, что я не такой как все, что живу “неправильно”, что делаю то, что хочу, а не то, что нужно. Забей, Алён. Это твоя жизнь, только ты решишь, что правильно.

В жизни все происходит в одно и то же время…. Как будто не хватает дней в календаре.

В одни и те же дни рождаются и умирают люди. В Димкин день рождения умер мой дедушка и на следующий год, в годовщину, Димка поехал праздновать свой день рождения в Солонцово. Я не пошла на поминки, я поехала с Димкой к нему. Ну не могла я не поехать к нему, не могла и всё тут. Родственники меня тогда осудили очень. Я Димке пожаловалась. А он мне говорит: от того, что ты не участвуешь в этих ритуалах, не означает, что ты любила дедушку меньше или помнишь о нем меньше. Ты им просто скажи: я любила дедушку, но друг-то у меня пока ЖИВОЙ!

Я помню эти слова как сейчас.

Это был его последний день рождения в Солонцово и на этой Земле.

За эти годы Димка увидел и изучил кучу моих недостатков и все равно всегда при всех говорил про меня с нежностью : моя Алёнка. Это, наверное, не любовь, это и есть ДРУЖБА – отпускать человека, желая ему счастья. Не пытаться привязать или навязать что-то. Просто поддерживать или советовать, делиться или искать ответы.

Мне сейчас так не хватает такого вот отношения.

Никто. Никто кроме него не принимал и не принимает меня такой, какая я есть… всем нужно “такое же, только с перламутровыми пуговицами”.

Последние время Димы все время не было, он был то в регатах, то в личной жизни, то в семье. У него появилось много детейJ всяческих. В январе 2008 у него родилась сестренка.

И Димка изо всех сил организовывал жизнь всей детворы, свою жизнь и жизнь яхты.

Он был набегами, мы болтали впопыхах, все время всё оставляя “на потом”.

Даже чаю с вареньем не удавалось попить толком.

Одно из самых теплых воспоминаний в последний год – это наш поход на Великую.

Дима все-таки взял меня в поход! Правда, это был детский поход, там были детки от четырех месяцев. Все смеялись над моим белоснежным маникюром и вообще над моим видом с веслом в руке. Но самое главное не это, самое незабываемое – это была дорога туда и обратно в Димкиной машине. Мы ехали всю ночь, удобно замотавших в одеяла и говорили, говорили, говорили, как будто мы не общались сто лет. О том, что как здорово, что мы выросли и можем уже растить детей, о том, что как ужасно, что мы выросли и не можем уже безоглядно влюбляться как дети. Обо всех, кого мы любим и о тех, кто нас огорчает. О том, сколько всего было и о том сколько всего будет…. Мы смотрели в темноту дороги или догоняли солнце, которое вставало, пили ред булл и я не разрешала одевать Диме солнечные очки, чтобы видеть его глаза, потому что знаю я его способности засыпать в одну секунду. Все время следила, чтобы он глаза держал открытыми. На всякий случайJ

Вернувшись обратно Димка сказал с удовольствием : “Эх, как славно мы перемыли всем косточки, как в добрые старые времена…… ну и в поход сходили тоже неплохо”.

Господи!!! Мне так легко было отпускать тебя всякий раз, когда ты уходил! Я просто обнимала тебя и говорила : береги себя. И все. Отпускала со спокойным сердцем. Я всегда знала, что тебя не удержать. Что ты всегда пойдешь туда, куда хочешь именно ты. Я и не держала тебя никогда.

Почему же сейчас невероятно больно?!!!! Почему же это так катастрофически непоправимо, что ты ушел?!!!!!! Как же мне найти ту легкость и уверенность, что так должно быть?!! Правильно, неправильно, но раз ты так поступил, значит тебе так лучше.

Ведь я всегда принимала все твои решения. Почему сейчас не получается??

Почему я бесконечно зову тебя назад?!! Прошел ровно год с тех пор как мы с тобой пили чай с вареньем в последний раз. И я до сих пор жду, когда ты опять придешь ко мне на чаепитие. У меня столько всего накопилось, что нужно тебе рассказать.

Я знаю, Дим, что мне нужно просто принять твой выбор. Я не могу переделать ничего. Почему же я так эгоистично хочу, чтобы ты сидел рядом со мной, как будто у тебя нету других дел, кроме как слезы мои утирать….

Это чертово испытание нашей дружбы, я хочу тебе сказать. И я справляюсь хреново.

Я, наверное, плохой друг.

Прости, Димочка.